СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ:

Песни БУЛАТА ОКУДЖАВЫ, которые МЫ любили петь...

10.05.2024 14:20

Песни БУЛАТА ОКУДЖАВЫ, которые МЫ пели…

 

ПОЛНОЧНЫЙ ТРОЛЛЕЙБУС

Когда мне невмочь пересилить беду,

когда подступает отчаянье,

я в синий троллейбус сажусь на ходу,

в последний,

в случайный.

 

Полночный троллейбус, по улице мчи,

верши по бульварам круженье,

чтоб всех подобрать, потерпевших в ночи

крушенье,

крушенье.

 

Полночный троллейбус, мне дверь отвори!

Я знаю, как в зябкую полночь

твои пассажиры - матросы твои -

приходят

на помощь.

 

Я с ними не раз уходил от беды,

я к ним прикасался плечами...

Как много, представьте себе, доброты

в молчанье,

в молчанье.

 

Полночный троллейбус плывет по Москве,

Москва, как река, затухает,

и боль, что скворчонком стучала в виске,

стихает,

стихает.

                             1957

(Эту  песню особенно любила Ирочка … И я тоже… Мы всегда помнили последний троллейбус, на котором мы с ней оказались… в троллейбусном парке… Он был тогда в Лужниках. И как мы потом  рано утром топали пешком домой, на Ленинский проспект, где тогда жила Ирочка…)

 

 

КОРОЛЬ

Во дворе, где каждый вечер все играла радиола,

где пары танцевали, пыля,

ребята уважали очень Леньку Королева

и присвоили ему званье короля.

 

Был король, как король, всемогущ. И если другу

станет худо и вообще не повезет,

он протянет ему свою царственную руку,

свою верную руку - и спасет.

 

Но однажды, когда "мессершмитты", как вороны,

разорвали на рассвете тишину,

наш Король, как король, он кепчонку, как корону -

набекрень, и пошел на войну.

 

Вновь играет радиола, снова солнце в зените,

да некому оплакать его жизнь,

потому что тот король был один (уж извините),

королевой не успел обзавестись.

 

Но куда бы я ни шел, пусть какая ни забота,

(по делам или так, погулять),

все мне чудится что вот за ближайшим поворотом

Короля повстречаю опять.

 

Потому что на войне, хоть и правда, стреляют,

не для Леньки сырая земля.

Потому что (виноват), но я Москвы не представляю

без такого, как он, короля.

                                  1957

(июль 1963 года… перрон вокзала… проводы… Жора вручает мне гитару…. На память… Подарок от всех моих друзей)

 

ПЕСЕНКА О СОЛДАТСКИХ САПОГАХ

Вы слышите, грохочут сапоги,

и птицы ошалелые летят,

и женщины глядят из-под руки?

Вы поняли, куда они глядят?

 

Вы слышите: грохочет барабан?

Солдат, прощайся с ней, прощайся с ней...

Уходит взвод в туман-туман-туман...

А прошлое ясней-ясней-ясней.

 

А где же наше мужество, солдат,

когда мы возвращаемся назад?

Его, наверно, женщины крадут

и, как птенца, за пазуху кладут.

 

А где же наши женщины, дружок,

когда вступаем мы на свой порог?

Они встречают нас и вводят в дом,

но в нашем доме пахнет воровством.

 

А мы рукой на прошлое: вранье!

А мы с надеждой в будущее: свет!

А по полям жиреет воронье,

а по пятам война грохочет вслед.

 

И снова переулком - сапоги,

и птицы ошалелые летят,

и женщины глядят из-под руки...

В затылки наши круглые глядят.

                         1957

(Володя Билак….его песня…)

 

 

x x x

Не бродяги, не пропойцы,

за столом семи морей

вы пропойте, вы пропойте

славу женщине моей!

 

Вы в глаза ее взгляните,

как в спасение свое,

вы сравните, вы сравните

с близким берегом ее.

 

Мы земных земней. И вовсе

к черту сказки о богах!

Просто мы на крыльях носим

то, что носят на руках.

 

Просто нужно очень верить

этим синим маякам,

и тогда нежданный берег

из тумана выйдет к вам.

                  1957

(Эту песню очень любил Боря Колесников)

 

 

ВАНЬКА МОРОЗОВ

За что ж вы Ваньку-то Морозова?

Ведь он ни в чем не виноват.

Она сама его морочила,

а он ни в чем не виноват.

 

Он в старый цирк ходил на площади

и там циркачку полюбил.

Ему чего-нибудь попроще бы,

а он циркачку полюбил.

 

Она по проволоке ходила,

махала белою рукой,

и страсть Морозова схватила

своей мозолистой рукой.

 

А он швырял большие сотни:

ему-то было все равно.

А по нему Маруся сохла,

и было ей не все равно.

 

Он на извозчиках катался,

циркачке чтобы угодить,

и соблазнить ее пытался,

чтоб ей, конечно, угодить.

 

Не думал, что она обманет:

ведь от любви беды не ждешь...

Ах Ваня, Ваня, что ж ты, Ваня?

Ведь сам по проволке идешь!

                       1957

(Володя Грибков….пел  эту  песню… отчаянно…)

 

 

ГОЛУБОЙ ШАРИК

Девочка плачет: шарик улетел.

Ее утешают, а шарик летит.

 

Девушка плачет: жениха все нет.

Ее утешают, а шарик летит.

 

Женщина плачет: муж ушел к другой.

Ее утешают, а шарик летит.

 

Плачет старушка: мало пожила...

А шарик вернулся, а он голубой.

                     1957

(Андрюша Шустиков… любил подпевать…)

 

 

 

      ВЕСЕЛЫЙ БАРАБАНЩИК

 

Встань пораньше, встань пораньше, встань пораньше,

Когда дворники маячат у ворот.

Ты увидишь, ты увидишь, как веселый барабанщик

в руки палочки кленовые берет.

 

Будет полдень, суматохою пропахший,

звон трамваев и людской водоворот,

но прислушайся - услышишь, как веселый барабанщик

с барабаном вдоль по улице идет.

 

Будет вечер - заговорщик и обманщик,

темнота на мостовые упадет,

но вглядись - и ты увидишь, как веселый барабанщик

с барабаном вдоль по улице идет.

 

Грохот палочек... то ближе он, то дальше.

Сквозь сумятицу, и полночь, и туман...

Неужели ты не слышишь, как веселый барабанщик

вдоль по улице проносит барабан?!

                              1957

 

 

ДО СВИДАНИЯ, МАЛЬЧИКИ

Ах, война, что ж ты сделала, подлая:

стали тихими наши дворы,

наши мальчики головы подняли -

повзрослели они до поры,

на пороге едва помаячили

и ушли, за солдатом - солдат...

До свидания, мальчики!

                      Мальчики,

постарайтесь вернуться назад.

 

Вы не прячьтесь, вы будьте высокими,

не жалейте ни пуль, ни гранат.

И себя не щадите вы!

                    И все-таки

постарайтесь вернуться назад.

 

Ах, война, что ж ты, подлая, сделала:

вместо свадеб - разлуки и дым,

наши девочки платьица белые

раздарили сестренкам своим.

Сапоги - ну куда от них денешься?

Да зеленые крылья погон...

Вы наплюйте на сплетников, девочки.

Мы сведем с ними счеты потом.

 

Пусть болтают, что верить вам не во что,

что идете войной наугад...

До свидания, девочки!

                      Девочки,

постарайтесь вернуться назад.

                       1958

(мы все ее пели вместе, только каждый из мальчиков  думал  о своей девочке…)

 

ПЕСЕНКА О КОМСОМОЛЬСКОЙ БОГИНЕ

Я смотрю на фотокарточку:

две косички, строгий взгляд,

и мальчишеская курточка,

и друзья кругом стоят.

 

За окном все дождик тенькает:

там ненастье во дворе.

Но привычно пальцы тонкие

прикоснулись к кобуре.

 

Вот скоро дом она покинет,

вот скоро вспыхнет гром кругом,

но комсомольская богиня...

Ах, это, братцы, о другом!

 

На углу у старой булочной,

там, где лето пыль метет,

в синей маечке-футболочке

комсомолочка идет.

 

А ее коса острижена,

в парикмахерской лежит.

Лишь одно колечко рыжее

на виске ее дрожит.

 

И никаких богов в помине,

лишь только дела гром кругом,

но комсомольская богиня...

Ах, это, братцы, о другом!

                     1958

(«Моя»   песня. Ее особенно любили слушать  бывшие зэки… тогда, лютой зимой 1963-1964,  мы строили Светлое Будущее на полустанке Веселый Бор…)

 

 

x x x

Из окон корочкой несет поджаристой.

За занавесками - мельканье рук.

Здесь остановки нет, а мне - пожалуйста:

шофер в автобусе - мой лучший друг.

 

А кони в сумерках колышут гривами.

Автобус новенький, спеши, спеши!

Ах, Надя, Наденька, мне б за двугривенный

в любую сторону твоей души.

 

Я знаю, вечером ты в платье шелковом

пойдешь по улице гулять с другим...

Ах Надя, брось коней кнутом нащелкивать,

попридержи-ка их, поговорим!

 

Она в спецовочке, в такой промасленной,

берет немыслимый такой на ней...

Ах Надя, Наденька, мы были б счастливы...

Куда же гонишь ты своих коней!

 

Но кони в сумерках колышут гривами.

Автобус новенький спешит-спешит.

Ах Надя, Наденька, мне б за двугривенный

в любую сторону твоей души!

                              1958

( мы ее пели всегда вместе и всегда смотрели на наших девочек_)

 

 

x x x

Часовые любви на Смоленской стоят.

Часовые любви у Никитских не спят.

Часовые любви

по Петровке идут неизменно...

Часовым полагается смена.

 

О великая вечная армия,

где не властны слова и рубли,

где все - рядовые: ведь маршалов нет у любви!

Пусть поход никогда ваш не кончится.

           О, когда б только эти войска!..

Сквозь зимы и вьюги к Москве подступает весна.

 

Часовые любви на Волхонке стоят.

Часовые любви на Неглинной не спят.

Часовые любви

по Арбату идут неизменно...

Часовым полагается смена.

                          1958

 

ПЕСЕНКА ОБ АРБАТЕ

Ты течешь, как река. Странное название!

И прозрачен асфальт, как в реке вода.

Ах, Арбат, мой Арбат,

                   ты - мое призвание.

Ты - и радость моя, и моя беда.

 

Пешеходы твои - люди невеликие,

каблуками стучат - по делам спешат.

Ах, Арбат, мой Арбат,

                    ты - моя религия,

мостовые твои подо мной лежат.

 

От любови твоей вовсе не излечишься,

сорок тысяч других мостовых любя.

Ах, Арбат, мой Арбат,

                   ты - мое отечество,

никогда до конца не пройти тебя.

                              1959

 

 

Опустите, пожалуйста, синие шторы.

Опустите, пожалуйста, синие шторы.

Медсестра, всяких снадобий мне не готовь.

Вот стоят у постели моей кредиторы

молчаливые: Вера, Надежда, Любовь.

 

Раскошелиться б сыну недолгого века,

да пусты кошельки упадают с руки...

Не грусти, не печалуйся, о моя Вера, -

остаются еще у тебя должники!

 

И еще я скажу и бессильно и нежно,

две руки виновато губами ловя:

- Не грусти, не печалуйся, матерь Надежда, -

есть еще на земле у тебя сыновья!

 

Протяну я Любови ладони пустые,

покаянный услышу я голос ее:

- Не грусти, не печалуйся, память не стынет,

я себя раздарила во имя твое.

 

Но какие бы руки тебя ни ласкали,

как бы пламень тебя ни сжигал неземной,

в троекратном размере болтливость людская

за тебя расплатилась... Ты чист предо мной!

 

Чистый-чистый лежу я в наплывах рассветных,

перед самым рождением нового дня...

Три сестры, три жены, три судьи милосердных

открывают последний кредит для меня.

                                    1959

(…любил петь эту песню, когда оказывался в одиночестве… вдали от Родины…)

 

Мне нужно на кого-нибудь молиться.

Мне нужно на кого-нибудь молиться.

Подумайте, простому муравью

вдруг захотелось в ноженьки валиться,

поверить в очарованность свою!

 

И муравья тогда покой покинул,

все показалось будничным ему,

и муравей создал себе богиню

по образу и духу своему.

 

И в день седьмой, в какое-то мгновенье,

она возникла из ночных огней

без всякого небесного знаменья...

Пальтишко было легкое на ней.

 

Все позабыв - и радости и муки,

он двери распахнул в свое жилье

и целовал обветренные руки

и старенькие туфельки ее.

 

И тени их качались на пороге.

Безмолвный разговор они вели,

красивые и мудрые, как боги,

и грустные, как жители земли.

                        1959

 

БУМАЖНЫЙ СОЛДАТИК

Один солдат на свете жил,

красивый и отважный,

но он игрушкой детской был:

ведь был солдат бумажный.

 

Он переделать мир хотел,

чтоб был счастливым каждый,

а сам на ниточке висел:

ведь был солдат бумажный.

 

Он был бы рад - в огонь и в дым,

за вас погибнуть дважды,

но потешались вы над ним:

ведь был солдат бумажный.

 

Не доверяли вы ему

своих секретов важных,

а почему?

А потому,

что был солдат бумажный.

 

А он судьбу свою кляня

Не тихой жизни жаждал.

И все просил: огня, огня.

Забыв, что он бумажный.

 

В огонь? Ну что ж, иди! Идешь?

И он шагнул однажды,

и там сгорел он ни за грош:

ведь был солдат бумажный.

                    1959

 

 

ДЕЖУРНЫЙ ПО АПРЕЛЮ

Ах, какие удивительные ночи!

Только мама моя в грусти и тревоге:

- Что же ты гуляешь, мой сыночек,

одинокий,

одинокий? -

Из конца в конец апреля путь держу я.

Стали звезды и круглее и добрее...

- Мама, мама, это я дежурю,

я - дежурный

по апрелю!

 

- Мой сыночек, вспоминаю все, что было,

стали грустными глаза твои, сыночек...

Может быть, она тебя забыла,

знать не хочет?

Знать не хочет? -

Из конца в конец апреля путь держу я.

Стали звезды и круглее и добрее...

- Что ты, мама! Просто я дежурю,

я - дежурный

по апрелю...

                        1960

 

 

ПО СМОЛЕНСКОЙ ДОРОГЕ

По Смоленской дороге - леса, леса, леса.

По Смоленской дороге - столбы, столбы, столбы.

Над Смоленской дорогою, как твои глаза, -

две вечерних звезды - голубых моих судьбы.

 

По Смоленской дороге - метель в лицо, в лицо,

все нас из дому гонят дела, дела, дела.

Может, будь понадежнее рук твоих кольцо -

покороче б, наверно, дорога мне легла.

 

По Смоленской дороге - леса, леса, леса.

По Смоленской дороге - столбы гудят, гудят.

На дорогу Смоленскую, как твои глаза,

две холодных звезды голубых глядят,глядят.

                                 1960

 

 

 

Всю ночь кричали петухи

Всю ночь кричали петухи

и шеями мотали,

как будто новые стихи,

закрыв глаза, читали.

 

Но было что-то в крике том

от едкой той кручины,

когда, согнувшись, входят в дом

постылые мужчины.

 

И был тот крик далек-далек

и падал так же мимо,

как гладят, глядя в потолок,

чужих и нелюбимых.

 

Когда ласкать уже невмочь

и отказаться трудно...

И потому всю ночь, всю ночь

не наступало

утро.

                   1961

(Эту песню очень любил Володя Грибков…)

 

 

ПЕСЕНКА ОБ ОТКРЫТОЙ ДВЕРИ

Когда метель кричит как зверь -

протяжно и сердито,

не запирайте вашу дверь,

пусть будет дверь открыта.

 

И если ляжет дальний путь,

нелегкий путь, представьте,

дверь не забудьте распахнуть,

открытой дверь оставьте.

 

И, уходя, в ночной тиши

без долгих слов решайте:

огонь сосны с огнем души

в печи перемешайте.

 

Пусть будет теплою стена

и мягкою - скамейка...

Дверям закрытым - грош цена,

замку цена - копейка.

                    1961

(Эту песню знали все Сологубовские, поэтому и дверь на Профсоюзной была всегда открыта…)

 

 

ПЕСЕНКА О ПЕХОТЕ

Простите пехоте,

что так неразумна бывает она:

всегда мы уходим,

когда над землею бушует весна.

И шагом неверным

по лестничке шаткой

               спасения нет...

Лишь белые вербы,

как белые сестры, глядят тебе вслед.

 

Не верьте погоде,

когда затяжные дожди она льет.

Не верьте пехоте,

когда она бравые песни поет.

Не верьте, не верьте,

когда по садам закричат соловьи:

у жизни и смерти

еще не окончены счеты свои.

 

Нас время учило:

живи по-походному, дверь отворя...

Товарищ мужчина,

а все же заманчива доля твоя:

весь век ты в походе,

и только одно отрывает от сна:

чего ж мы уходим,

когда над землею бушует весна?

                         1961

 

 

 

ГЛАВНАЯ ПЕСЕНКА

Наверное, самую лучшую

на этой земной стороне

хожу я и песенку слушаю -

она шевельнулась во мне.

 

Она еще очень неспетая.

Она зелена как трава.

Но чудится музыка светлая,

и строго ложатся слова.

 

Сквозь время, что мною не пройдено,

сквозь смех наш короткий и плач

я слышу: выводит мелодию

какой-то грядущий трубач.

 

Легко, необычно и весело

кружит над скрещеньем дорог

та самая главная песенка,

которую спеть я не смог.

                      1962

 

 

 

 

 

 

ПЕСЕНКА О НОЧНОЙ МОСКВЕ

Когда внезапно возникает

             еще неясный голос труб,

слова, как ястребы ночные

             срываются с горячих губ,

мелодия, как дождь случайный,

             гремит; и бродит меж людьми

надежды маленький оркестрик

             под управлением любви.

 

В года разлук, в года сражений,

             когда свинцовые дожди

лупили так по нашим спинам,

             что снисхождения не жди,

и командиры все охрипли...

             он брал команду над людьми,

надежды маленький оркестрик

             под управлением любви.

 

Кларнет пробит, труба помята,

             фагот, как старый посох,стерт,

на барабане швы разлезлись...

             Но кларнетист красив как черт!

Флейтист, как юный князь, изящен...

             И вечно в сговоре с людьми

надежды маленький оркестрик

             под управлением любви.

                                   1963

 

 

 

 

 

ФРАНСУА ВИЙОН

Пока земля еще вертится,

                     пока еще ярок свет,

господи, дай же ты каждому

                     чего у него нет:

мудрому дай голову,

                   трусливому дай коня,

дай счастливому денег...

                      И не забудь про меня.

 

Пока Земля еще вертится, -

                   господи, твоя власть! -

дай рвущемуся к власти

                   навластвоваться всласть,

дай передышку щедрому

                   хоть до исхода дня.

Каину дай раскаяние...

                     И не забудь про меня.

 

Я знаю: ты все умеешь,

                   я верую в мудрость твою,

как верит солдат убитый,

                    что он проживает в раю,

как верит каждое ухо

                    тихим речам твоим,

как веруем и мы сами,

                   не ведая, что творим!

 

Господи мой боже,

                 зеленоглазый мой!

Пока Земля еще вертится,

                     и это ей странно самой,

пока ей еще хватает

                  времени и огня,

дай же ты всем понемногу...

                    И не забудь про меня.

                                   1963

 

 Вот какие песни мы пели… Потом разошлись-разъехались…. Иногда встречались.

У Преображенских, у Сологубовских, у Жоры в мастерской…

Если я забыл какую-то песню, напомните и пришлите текст. И ваши воспоминания.

Может, дети тоже что-то вспомнят… Они же слушали наши песни…

Моя почта:

sweeta45@mail.ru

 

Остаюсь вашим

Колькой

 

 




0
0
0



Комментировать