СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ:

Россия и Тунис. Диалог цивилизаций.

28.07.2021 17:51

 

 Россия и Тунис. ДИАЛОГ  ЦИВИЛИЗАЦИЙ

 

Отрывок из книги  «Диалог цивилизаций», 2006 г.

Авторы: Н. Жерлицына, Н. Сологубовский, С. Филатов,

 

 

Связи России и арабского мира, неотъемлемой частью которого является при всем своем своеобразии Тунис, уходят в далекое прошлое. Эти отношения переплетены политическими, экономическими, духовными узами, которые никогда не прерывались, и есть уверенность, что  и в XXI веке они получат новое динамичное развитие.

В конце XVII в. в России появляется труд «Описание царства Алгерийского и Тунетанского», т.е. Алжира и Туниса. В первой русской газете «Ведомости», основанной Петром I,  регулярно публиковались сообщения об Африке. В начале XVIII в. была издана на русском языке книга Иоганна Гибнера «Земноводного круга краткое описание, из старыя и новыя географии по вопросам и ответам через Ягана Гибнера собранное», в которой рассказывалось о о «Берберийской (Либийской) земле», Марокко и Тунисе.

Систематическое научное изучение мусульманского мира, языка, культуры и истории арабов началось в России именно с эпохи петровских преобразований, когда был заложен надежный фундамент отечественного академического и университетского востоковедения. В 1724 году была образована Российская Академия Наук, с которой началась научная традиция в русской арабистике.

В конце XVIII века в первых русских книгах и энциклопедиях, посвященных истории и географии, приводятся подробные сведения об Африке. Так, во «Всеобщем историческом оригинальном словаре», составленном священником Иоанном Алексеевым», изданном в Москве в 1793-1794 гг., автор пишет: «Главнейшия земли, из коих Африка состоит, суть: Египет, принадлежащий турецкому султану, под покровительством коего еще находятся Алжир, Тунис, Триполис, Варвария…».

Политические, культурные и торгово-экономические связи России с арабскими странами вызывали интерес в литературно-художественных кругах России. Так, Л.Н. Толстой в период учебы в Казанском университете на отделении арабо-русской словесности изучал арабский язык, знакомился с книгами об арабских народах, их судьбе и культуре.

Российское императорское Географическое общество, основанное в 1845 г. в Петербурге, внесло большой вклад в изучение африканских и арабских стран, в особенности Египта, Алжира, Туниса. В 1846 г. по Африке путешествовал А.А. Рафалович, врач и активный деятель Географического общества. Рафалович был направлен в Северную Африку в составе учено-врачебной экспедиции, организованной министерством внутренних дел. В «Журнале министерства внутренних дел» за май 1849 г. были опубликованы его «Записки русского врача, отправленного на Восток», в которых можно найти ценную информацию о Тунисе.

В 1876 г. в Санкт-Петербурге была опубликована книга русского географа и путешественника Л.Ф. Костенко «Путешествие в Северную Африку». Это была первая написанная российским автором и изданная в России полноценная книга о Тунисе, содержавшая самые разнообразные и весьма подробные сведения об этой стране. Часть книги посвящена описанию политической системы Туниса, истории правящей династии и портретам тогдашних тунисских деятелей, в том числе Хайраддин-паши.

Со временем поездки отдельных энтузиастов-путешественников сменились целенаправленным научным поиском. Русские экспедиции в Африку в начале XX в. организовывались большей частью различными научными учреждениями – университетами, музеями, дирекцией ботанических садов и т.д.

Русский путешественник, врач и антрополог А.В. Елисеев внес весомый вклад в изучение мусульманской цивилизации и религии. В работе 1894 г. «Современный ислам и его задачи» он находит прямую связь между наступлением европейского колониализма на страны ислама и ростом религиозного фанатизма среди мусульман и его выводы настолько актуальны для современности, что можно только удивляться проницательности русского ученого, который предупреждал: «Восток, получив жизнь от ислама, в этом последнем и должен искать опоры в тяжелые годины утеснений; старый ислам, в котором уже не предполагали жизни, оказался еще способен пробудить дремавший фанатизм, а руководители его подняли высоко знамя пророка, приглашая всех последователей Корана соединиться в защиту ислама». Одним из первых Елисеев указал на роль ислама для будущего России: «Россия как страна, имеющая многие миллионы мусульманских подданных, должна быть живо заинтересована в том, что творится в тайниках мусульманского мира, и нам еще скорее, чем другим европейцам, придется считаться с каждым новым явлением, которое охватит или даже поколеблет весь ислам».

Сто пятьдесят лет назад русский востоковед и путешественник В.Ф. Диттель в «Очерке путешествия по Востоку» (1849 г.) задавал вопрос, и сам на него отвечал: «Нашему столетию, избравшему своим девизом «Наука и любознательность», не принадлежит ли и страсть к путешествиям? Она не только сделалась принадлежностью нашего образования, но даже прихотью». Уже к концу XIX в. путешествия из авантюрного приключения одиночек превращаются в излюбленное занятие большинства обеспеченных, образованных русских горожан – туризм. Открытие прямых пароходных линий между российскими и средиземноморскими портами увеличило поток тех, кто хотел ознакомиться с достопримечательностями Востока и Античности. И одним из самых посещаемых русскими путешественниками мест становится Тунис, сохранивший экзотическую магрибинскую привлекательность, но и прибавивший к нему европейский комфорт.

«Город Тунис – один из лучших городов Африки и охотно посещается европейцами», – писал Ф.Фохт еще в 1881 г. «По справедливости, Тунис можно назвать столицею Африки, а не Алжир, как считают многие. В Тунисе более 100 000 жителей, много восточной роскоши, и, бесспорно, это второй арабский город после Каира», утверждал русский путешественник А.Сумароков.

М.И. Венюков в статье «Тунис и Мальта в 1898 г.» поражен современным комфортом Туниса: «Выбирайте себе по гиду любую из пяти-шести гостиниц и водворяйтесь, точно в Марсели или в Бордо». Ему вторит А. Гаденко в очерке «Африка. Путевые впечатления»: «Удобств для жизни масса, прекрасные отели, трамваи, отличные извощики, прекрасные бульвары посреди улиц».

На рубеже XIX и XX веков в России появляются первые гиды-путеводители, одним из них была брошюра «В Египет, Алжир и Тунис на пароходах…», содержавшая исчерпывающую информацию для тех, кто собирался увидеть своими глазами Тунис: сведения о стране и жителях, описание столицы, его достопримечательностей, базаров, дворцов, окрестностей, местной валюты, гостиниц и т.д.

Русский писатель и путешественник Э.Р. Циммерман пишет в своих путевых очерках о Тунисе: «Я с удовольствием заметил, что здесь на улицах к приехавшему в край туристу не пристают так сильно, как бывало в Египте, ни проводники, ни погонщики ослов, ни иного рода попрошайки. Мне казалось даже, что здешние жители дружелюбнее относятся к европейским пришельцам и охотнее сближаются с ними».

Отмечаемое путешественниками дружелюбие и доброжелательность местного населения привлекали сюда многих россиян. Некоторые из них по возвращению в Россию публиковали в русских газетах и журналах путевые очерки, статьи, заметки, зачастую с гравюрами, а позже и с фотографиями.

«Типичный» путевой очерк русского путешественника обычно содержал описание двух частей города Туниса – арабской и европейской, восточного рынка, мечетей и дворцов бея, развалин Карфагена и наиболее живописных пригородов – Сиди-Бу-Саида и Ля Марсы.

Очерки о Карфагене были столь популярны, что М.И. Венюков с иронией замечал: «Земля, соседняя Карфагену, до того объемисто описана туристами и археологами, что ее почти не стоит смотреть в подробности на местах». Позвольте скромно возразить автору, что лучше один раз увидеть, чем сто раз... прочитать. Карфаген каждый раз, когда его видишь, открывается новыми, неизвестными гранями, и каждый черпает в ауре Карфагена живительные силы.

Но продолжим перелистывать пожелтевшие страницы русских газет начала XX века. В очерках В.Чоглокова «Тунис – Бискра – Сад Аллаха», А.И. Дмитриева «Из поездки в Северную Африку»,  в заметках А. Гаденко «Африка. Путевые впечатления» и  Е.М. Кузьмина «По Африке на автомобиле» (1915 г.), а также и в других подчеркивается необыкновенная привлекательность Туниса, Вот некоторые отрывки:

«Нигде у нас, ни в Средней Азии, ни на Кавказе нет такого изящного города, таких белоснежных изящных построек, бросающихся в глаза своей чистотой».

«Из всей нашей африканской эпопеи Тунис оставил, безусловно, самое приятное воспоминание. Это очень красивый и интересный город».

«Тунис теплее, самобытнее и проще всех известных европейцам южных климатических станций».

«Тунис мне очень нравится; европейская часть города напоминает нашу Одессу, но по чистоте и красоте улиц – совершенно Париж».

«Это – хороший, совершенно европейский французский город. Арабская часть города придает ему много интереса и оригинальности».

«Загородный летний дворец тунисского бея в Бардо (в нем находится потрясающая экспозиция древнеримской мозаики, – авт.) состоит снаружи исключительно из белых гладких стен, которые декорированы сплошь цветком бугенвилля – ярко лилово-красным. Получается красота балетной декорации, от которой не хочется отрывать глаз».

И еще одна деталь бросается в глаза, когда погружаешься в атмосферу русского туризма начала ХХ века. Редкий русский путешественник не поделился впечатлениями от посещения уличных кафе, опытом восточного искусства торговаться на рынке и не оставил нам описания мусульманского поста в Рамадан, местных обычаев или женских нарядов.

На пороге ХХ века Тунис становится весьма популярным местом среди российской художественной элиты. В восьмидесятые годы ежегодные поездки в Тунис совершал художник В.И. Якоби, его картинам этого периода, полным ярких красок и тропического зноя, например полотну «Купальня тунисского бея», присуща восточная экзотика.

Совершил поездку в Северную Африку и знаменитый живописец К.С. Петров-Водкин. Весной 1910 г. он написал очерк «Поездка в Африку». По форме это скорее литературный рассказ, который характеризуется усложненной стилистикой и декоративностью. Сохранились этюды и наброски, сделанные Петровым-Водкиным в Африке.

В 1910 году Тунис и Карфаген посещал И.А. Бунин. Результатом его путешествий в Тунис и другие арабские страны стали, в частности, стихи «арабского цикла», как их назвал И.И. Тартаковский, подчеркнув, что «главная ценность арабского цикла – то, что он сделал Восток «своим», приблизил его к людям нашей родины». Вот названия некоторых из его стихотворений: «Ночь аль-Кадр», «Темджид», «Магомет в изгнании», «Имру-уль-Кайс», «Мекам», «Бедуин», «Каир», «Караван»…

         Звезды горят над безлюдной землею,

         Царственно блещет святое созвездие Пса:

         Вдруг потемнело – и огненно-красной змеею

          Кто-то прорезал над темной землей небеса.

 

         Путник, не бойся! В пустыне чудесного много.

         Это не вихри, а джинны тревожат ее,

         Это архангел, слуга милосердного Бога,

         В демонов ночи метнул золотое копье.

 

«Арабских» стихов у Ивана Бунина так необычайно много, что И.Ермаков предполагает, что он «никогда не расставался с Кораном, всю жизнь возил его с собой в дорожном чемодане... Коран в переводе А. Николаева (установлено, что это было московское издание 1901 года) был для Ивана Алексеевича одной из самых необходимых и постоянно читаемых книг. В стихах, навеянных исламским Востоком, русский поэт следовал Корану непосредственно, порою прямо повторяя стихи Великой Книги мусульман. Кроме того, Бунин с особым чувством законного наследника продолжал традицию Пушкина, его «Подражаний Корану».

Наиболее художественное, поэтичное, «самое богатое по цветности» и почти зримое описание Туниса оставил в своих «Путевых заметках» посетивший эту страну в 1911 году поэт Андрей Белый. «Tunis la blanche», – пишет он о столице, – белые пятна кидаются вновь, когда я вспоминаю Тунис. Он – снежайший, он – пятнами домиков ест нестерпимо глаза, да он внутренне белый; и вместе: он белый для внешнего взора. Таким он впервые возник; и таким он стоит предо мной».

С огромной симпатией отнесся он к тунисцам, отмечая их благородство, дружелюбие и деликатность: «Любуюсь арабами: вижу – столетия высокой культуры кричат в каждой складке бурнуса; я по случайному жесту прохожего вижу достойное прошлое этой страны». Восхищение Андрея Белого вызывали также арабская культура и архитектура: «В каждой мелочи – вкус; вы вглядитесь в оправу простейшего сельского зеркала: форма его – пятитомный трактат по истории вкуса… Жизнь – брызги красок, импрессия, субъективность; архитектура арабская обращена вся внутрь».

Поэт всерьез увлекся тунисской историей, античной и мусульманской: «Я думаю: скольким обязаны мы в прошлом арабу! Я чувствовал тайную связь мелочей, перекличку эпох – изучение Тунисии, нравы, история, быт развернувшейся Африки будит во мне вовсе новую жилку предпринимателя, авантюриста».

Сегодня перспективы развития отношения между Россией и Тунисом -оптимистичны. Оптимистичны потому, что и россияне заинтересованы в развитии отношений с Тунисом во всех областях, и тунисцы заинтересованы в развитии отношений с Россией. Особый сектор взаимоотношений – это, конечно, культурные связи, которые очень активны. Тунисцы всячески поощряют культурные обмены, при этом они подчеркивают, что это важный составной элемент диалога культур, цивилизаций и религий. А этому они придают огромное значение.

Культурные обмены у нас очень интенсивны. Здесь регулярно бывают наши различные артистические коллективы, которые принимают участие в таких крупных фестивалях, как в Карфагене и Колизее Эль Джем.

Между двумя странами очень хорошее сотрудничество в научной области. В Тунисе состоялась конференция, организованная «ALECSA» (это арабская организация по вопросам образования, науки и культуры, то есть арабский аналог ЮНЕСКО) и нашим Институтом востоковедения на тему, опять же в рамках диалога цивилизаций, «Отношения между Россией и арабским миром». Прошла конференция на тему человеческих и гуманитарных обменов между Россией и Тунисом. И та, и другая получили освещение в средствах массовой информации и имели широкий резонанс.

«Среди тунисцев очень большой интерес к нашей культуре, – отмечает А.Б.Подцероб, ученый, дипломат. – Объясняется это, видимо, следующим: мы – страна европейская, но все-таки с очень сильным привкусом Востока и влиянием исламской цивилизации. Это один из тех источников, на основании которого сформировалась наша, российская цивилизация. И вот это ощущение того, что мы все-таки по национальному характеру, по культуре стоим к арабам ближе, чем Запад, оно существует повсюду в арабском мире, в том числе и здесь, в Тунисе».

Н. Жерлицына, Н. Сологубовский, С. Филатов,

из книги  «Диалог цивилизаций», 2006 г.




0
0
0



Комментировать


eskadra (написал комментарий 28 июля 2021, 18:01)
La présidente de l’Association tunisienne des femmes démocrates, Neila Zoghlami s’est exprimé aujourd’hui au sujet de sa rencontre avec le président de la République, Kais Saied.
Elle a indiqué que l’association avait demandé au Chef de l’Etat  de respecter les dispositions de l’article 80 de la constitution et de garder l’institution militaire loin des tiraillements politiques.
Neila Zoghlami a également appelé à la parité entre les femmes et les hommes dans le prochain gouvernement.
“Kais Saied m’a proposé de former un gouvernement entièrement composé de femmes”, a t-elle indiqué.
La présidente de l’Association tunisienne des femmes démocrates a par ailleurs appelé à un procès équitable pour tout ceux qui ont commis des crimes contre le peuple tunisien.
https://www.tunisienumerique.com/tunisie-neila-zoghlami-kais-saied-est-pour-un-gouvernement-entierement-compose-de-femmes/
Ответить