СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ:

Тридцать сребренников. Рассказ

13.09.2018 11:52

ТРИДЦАТЬ СРЕБРЕННИКОВ

 

Рассказ

 

Николай Сологубовский


– Ты  спрашиваешь,   почему снова нашел тебя?    Я расскажу, расскажу всё  тебе. Только не перебивай и не задавай вопросы. Я ненавижу вопросы…
Я достал из сумки пакет и положил перед ним на стол.
–  Это обещанное  для тебя. Там и адрес, и фотография подонка. И шприц.  И диктофон.  Ты найдешь его, и он все расскажет… Встречаемся через месяц на этом же месте.
А вот мой рассказ, который я сегодня отсылаю в газету. Ты все поймешь. Ведь у каждой истории должен быть хэппи энд, не правда ли?

 «В редакцию газеты…

Это случилось больше года назад. Меня остановила полицейская машина, я подумал, что будет просто проверка документов, в нашем городе стало очень неспокойно в последнее время, ко мне подошли люди в форме, и один из них прыснул какую-то жидкость мне в лицо. Дальше я ничего не помню… 
Очнулся в каком-то помещении. И то, что такм произошлоЮ очень хорошо помню. Наверное, обреченный на смерть хорошо запоминает самые последние свои часы…
Да, я все хорошо помню. Когда я пришел в себя, то почувствовал, что на глазах у меня повязка, что мои руки и ноги связаны, а тело мое обвито какими-то проводами. И я услышал мужские голоса.
Это были незнакомые голоса, равнодушные, привыкшие задавать вопросы, повторять их. Это был  перекрестный допрос!
– Вы будете отвечать на наши вопросы и от того, что вы скажете, зависит ваша судьба. Понятно?
– Где я?
– Там, где вас никто никогда не найдет.
– Что вам надо?
– Информация о ваших отношениях с одной женщиной.
– Я не буду отвечать. Вас это не касается.
– Ну, поговорим на отвлеченные темы. И не надо упираться. Вы подключены к детектору лжи, а он  – к генератору тока. Если вы солжете, то получите электрический удар. Если вы будете отвечать уклончиво, мы будем сами включать электрический ток. Если будете молчать, мы будем делать психотропные  уколы. Что это такое, вам известно?
 «Агент откровения!» - подумал я.
Удара не последовало. Я вспомнил, что какой-то голливудский герой, кажется, Шварцнеггер, когда ему ввели эту гадость, все про себя рассказал… Бывает же такое! Смотришь видео, пьешь пиво с друзьями,  на экране пытают парня, делают один укол, второй, он раскалывается, ты делаешь глоток пива, улыбаешься и совсем не думаешь, что сам можешь оказаться такой же беспомощной жертвой…
– Итак,  женщина! Это слово вызывает положительные эмоции?
– Я не буду отвечать.
Я все еще воспринимал происходящее со мной как дурной детектив, который мне приснился и должен сейчас кончиться…
И тут же я почувствовал удар током. Такой удар, что я чуть не потерял сознание. «Нет, это не кино, это…»,– я выругался про себя.
– Ну? Какие эмоции вызывает у вас слово «женщина»? Положительные или отрицательные?
– Положительные.
– Женщины вам никогда не причиняли боль?
– Никогда.
– Вы питаете к ним только положительные чувства?
– Да.
– И в отношениях с ними вы альтруист?
– Да.
– И вы никогда не используете женщин в своих интересах?
– Нет.
– Вы не ищете выгоды, когда знакомитесь с женщиной?
– Нет.
– Вам безразлично, какое у нее финансовое состояние?
– Да.
– Вы утверждаете, что  для вас материальный интерес не играет никакой роли  в выборе женщины?
– Я никого никогда не выбирал. Все происходило совсем по-другому.
– Как?
– Вам это не понять. Я не желаю разговаривать с вами на эту тему.
Я  снова ощутил удар током. Но это не был детектор лжи. «Это они сами  включили, уроды!», подумал я.
– Отвечайте на наши вопросы. Итак, вы утверждаете, что богатые женщины вас не интересуют?
– Не интересуют.
– И среди ваших знакомых нет таких женщин?
– Не ваше дело!
Опять меня ударил ток.
–  Вы знакомы с мадам Т.?
Голос назвал имя женщины. Я непроизвольно вздрогнул.
– Так, вы ее знаете.
– Это вас не касается!
Я снова ощутил электрический разряд, который был гораздо сильнее предыдущих. Когда я пришел в себя, то услышал новый вопрос.
– Чего вы добиваете от нее? Чего вы хотите?
– Ничего.
– Вы хотели бы получить от нее деньги?
– Нет.
– Хорошо, мы вас заставим сказать правду. И вы будете говорить то, что думаете.
Я почувствовал, как что-то вонзилось в мою руку и какая-то жидкость влилась в мое тело.
– Итак, вы знакомы с мадам Т.?
– Да.
– Сколько лет?
– Мы знакомы давно.
– Не упорствуйте. У нас на вас большое досье. Мы приведем всего несколько выдержек из вашей переписки в Интернете, и вам станет ясно, что глупо не отвечать на наши вопросы.
Мужской голос начал  бесстрастно читать, я сразу узнал, одно из моих писем к Любимой. «Подонки!» – подумал я и не ощутил электрического удара.
«Это настоящие подонки! Но кто они? И кто стоит за ними? Кто? Какой-то отверженный ею приставала? Которому она сказала «нет»? И очень богатый? И очень влиятельный, раз осмелился поиздеваться надо мной? Уж живым он меня точно не оставит. Зачем ему свидетель!
Но эти вопросы, уколы, шантаж… Что им нужно? Им нужен компромат на эту святую женщину, вот что им нужно. Но зачем? Нет, им нужно другое… Думай, думай, как уклончиво отвечать и выкрутиться, пока можешь контролировать свои мысли и слова. Попробуй сыграть с ними в поддавки», – продолжал я свои размышления. И спросил:
– Зачем вы это читаете? Да, это я написал… Мало ли что я могу написать? Это мое дело.  Кому и что писать. Свои фантазии…
– А что отвечала она?
«Вот те раз! – подумал я. – Они  не смогли перехватить ее письма?! Здорово! Не зря она говорила, что у нее прекрасный программист».
– Что она вам писала?
– Мы хотим знать все о ней, – раздался другой голос. – И вы сами это расскажете. О всех ее слабых и сильных сторонах. Вы   близки с ней, и вы все знаете.
«…Были близки, – сказал я про себя. – Значит, о наших отношениях сейчас они ничего не знают. Письмо, которое они мне зачитали, было послано ей, когда я был за рубежом год назад… Значит, эти подонки перехватывали только внешний Интернет. Или   служба перехвата  сидит за рубежом. И  они  покупали перехваченную  по их заказу информацию. Интересно, зачем?»
– Она мне не отвечала…, – начал говорить я. И   понял, что сейчас детектор лжи сообщит, что я вру. И я торопливо добавил:
… любезностью…
Удара тока не последовало.
– Она  холодная особа, строит из себя недотрогу. Эта ее   манера общения, она вас отталкивает? – раздался  тот же самый, другой голос.
– Холод всегда отталкивает.
– Почему же вы не говорили ей, что это вас отталкивает?
«Да,  я никогда не говорил  ей об этом. Лишь бы они не спросили, знаком ли я сейчас», подумал я.
– Такая яркая личность запоминается на всю жизнь.
– Отвечайте.
Я понял, что угадал, что они д  не знают о наших отношениях сейчас, и решил говорить в прошлом времени.
– Я понимал причины ее раздражения и ее грубости. Это от переутомления. От работы.
И тут наступила минутная пауза. Мой мозг, в который я чувствовал, уже проникает какая-то зараза, лихорадочно просчитывал варианты игры в поддавки. «Почему их заинтересовала ее работа? Ведь они знают, кто она и чем занимается. А, их интересует ее отношение к этой работе! Думай! Думай! Еще есть секунды…»
– От работы? И кто ее заставляет столько работать?
– А вас кто? Ваш профессиональный долг? Так? И для нее главное – выполнить этот долг. Она не мыслит себя вне работы.
В ответ – молчание.
И тогда я решил разыгрывать именно эту партию.
– Она все делает для своего патрона и для процветания его корпорации.
Опять наступила пауза.
– И в этом видит свой долг.
  Вопроса не последовало. Я догадался, что кто-то очень внимательно смотрит на показания детектора. Или раздумывает. И вдруг мелькнуло: «Неужели это он сам? Ее патрон?! Господи! Неужели и он уподобится бандитам, закатывающим нежелательных свидетелей в асфальт? Зачем? Зачем я ему? Да и какой я свидетель? Что я знаю? Ничего! И что он хочет добиться от меня? Какой гадости? Он что-то затеял против нее… Против нее? Против женщины, которая все сделала для успеха его гребаной корпорации? Господи, знала бы она, на кого горбатится!»
Я снова не получил удара током. И с прискорбием отметил, что мои мысли – правда. Такая горькая правда!
– А тебе она должна деньги? – спросил третий голос. Голос, который раньше не задавал вопросов.  Этот третий сразу перешел на «ты».
«Вот она, главная партия!» - подумал я.
– Нет!
– А ты ей?
– Да.
– Сколько?
– Тридцать тысяч.
– Значит, у тебя есть… долг   перед ней…
– Да.
–  …И  желание не отдавать этот долг…
– Я отдам этот долг!
– У тебя    этой суммы никогда не будет?
– Я верну долг.
– Ты часто думаешь  о том, что должен вернуть долг?
– Да.
– Почему? Ведь она не напоминает о нем?   Или для нее эта сумма пустяк, ерунда? Ты не задавал  себе вопрос, сколько у нее денег?
– Нет!
«Его интересуют ее деньги? – задал я себе вопрос. – Но патрон прекрасно знает, сколько она получает. И она их заработала, работая как проклятая, на этого подонка. И она никогда не взяла ни доллара из тех  денежных потоков, которыми она управляла по его указаниям. Такая светлая женщина не могла взять себе ни цента! Значит, это не патрон. Тогда кто?»
Я терялся в догадках. И понимал, что если я не пойму, ради чего это все затеяно, я не смогу выстроить защиту и   поставлю ее под удар.
– Каким же образом ты думаешь отдать свой долг?
– Заработав!
– Как ты можешь заработать такие  большие деньги? Или украдешь? Или пойдешь на преступление?
– Нет. Честным трудом.
– А если честный труд не даст этой возможности?
– Продам  свою квартиру.
– И окажешься на улице, без крыши?
– Возможно… Если не будет другого выхода…
«Зачем я сказал эти слова?» Я чувствовал, что начинаю терять контроль над собой.
– Значит, ты думал  и о других вариантах?
– Нет.
Я ощутил очень сильный удар тока.
– Сделайте ему еще один укол.
В левую руку вошла игла, и опять какая-то отрава влилась в мое слабеющее тело.
– Ты хотел  бы  получить деньги? От кого-нибудь? Взаймы?
– Да. Но я их не возьму.
– Хочешь  получить, но не хочешь брать?
– Да!
– Почему?
– Я люблю ее.
Я понял, что гадость, введенная в меня, начала оказывать действие. Я начинаю говорить о главном,  о том, что думаю о ней…
– Я понял это из твоих писем. Бред все это, твоя любовь. Высосанное … ( голос выругался)…  Есть женщины и есть мужчины, которым они отдаются. По первому желанию. И каждая из баб  имеет свою цену. И ты их всех трахаешь…
Он рассмеялся. Послышался смех других мужчин.
«Он перешел на мат. Значит, концовка близка…»
– Кто ты? – задал я вопрос, вертя головой, пытаясь сбросить подступающую дурноту.
– Здесь я спрашиваю. Отвечай.
« Ничего, наступит и твой час. И ты ответишь перед Господом Богом за свою подлость…»
Детектор не среагировал.
«… А ее ты так и не смог купить. Она же не легла к тебе в постель. Значит, вот ты чего хочешь: ударить в ее сердце, отомстить за то, что она любит меня…»
Детектор опять смолчал. Мне стало легче. Гораздо легче. «Значит, мои слова – правда. Отлично!» Я вдруг пожалел, что не научился останавливать свое сердце. Говорят, что есть люди, которые это умеют… Как я хотел в этот миг уйти из этой жизни!
Детектор не реагировал. Я не лгал!
– Она такая необыкновенная женщина. Она потрясающая женщина… И я готов говорить о ее достоинствах часами…
– Я это знаю по твоим длинным письмам. А сколько тебе надо денег, чтобы ты… ее забыл? Окончательно? Даже память о ней? Например, я дам деньги…
– Я ничего не возьму.
– Вот как? Если ты хочешь жить…
Наступило молчание.
Я домыслил: «он смотрит на детектор. Детектор показывает,   что я  не вру и что я очень хочу жить. Но  хотело жить мое измученное  тело. А не дух мой…»
– Я тебе дам деньги, а ты пошлешь ей письмо, что… нашел женщину … другую… И все…
– Нет!
– И фотографии отошлешь… сам!
«Какие фото? Что он задумал?» – мелькнуло в моей голове, и вдруг я понял, вернее, почувствовал, что гадость, которую они в меня ввели, не только парализует мою волю к сопротивлению и развязывает мне язык, но и возбуждает во мне жуткое желание самца.
– Ну как, согласен жить на  моих условиях?
– Нет! – крикнул я, и тут же получил жесточайший удар током.
Когда я пришел в себя, то услышал слова того, кого я продолжал называть «патроном»:
– Согласен, ты согласен, ты на все согласен, – в голосе его звучало удовлетворение. – Детектор, он не врет. Ты очень хочешь жить. Ты принял мои условия.
«Детектор среагировал на мое «нет». Значит, он сказал правду, и я хочу жить, да еще на его условиях.  Какая же я сволочь!» – подумал я.
– Продолжайте без меня, – раздался голос «патрона», а затем хлопнула дверь.
С меня сняли повязку, и я увидел, что нахожусь в комнате без окон, на столе стоял включенным мой компьютер – МОЙ КОМПЬЮТЕР! – и монитор, а на диване около стены сидела незнакомая женщина. Двое мужчин освободили мне руки и ноги и сняли провода и датчики. Я старался запомнить их лица. И лицо женщины!  Я запомнил!  И тут же  с ужасом понял, что не могу устоять перед наваждением. Я сделал шаг в сторону женщины.
– Сначала отправь свое письмо, – сказал один из мужчин и грубо толкнул  меня к экрану монитора.
«Письмо? Мое? Какое письмо?»
И я с ужасом увидел на экране то письмо, которое я написал в порыве отчаяния, написал о том, что ухожу к другой, которой, конечно, не было, я все придумал, я любил только ее, мою возлюбленную, но   ее холод,  ее молчание убивали меня. И тогда, черной ночью, я решил сделать сам первый шаг…
Уйти от нее! Чтобы она меня забыла! Вычеркнула из памяти!
Как я мог подумать об этом! Господи, не отрекаются от возлюбленной, Господи, ты прав! Вот почему ты меня так караешь!
Да, я написал это гадкое письмо, но  не отправил и затем стер из памяти компьютера…
«Ничего не исчезает, все оставляет след, каждый наш поступок, сделанный или не сделанный, каждое наше слово, написанное или даже не написанное», – мелькнуло в моей голове, которая уже налилась чугуном отупения и раскаленной лавой вожделения.
Мои пальцы безвольно нажимали клавиши, я вошел в Интернет, набрал ее E–mail…
Когда письмо было отправлено, мужчина также грубо толкнул меня по направлению к женщине…
Последнее, что я запомнил, это были яркие вспышки фотокамеры… «Снимают… снимают меня… какой позор… Прости, любимая!»
Я  ощутил женское тело, овладел им и провалился в черноту...

Очнулся я  в полицейском участке, избитый, привязанный к железной кровати, сознание медленно возвращалось ко мне, я слышал голоса про сверхдозу наркотиков, которую я якобы принял, что меня где-то подобрали… Что-то делали со мной, я снова проваливался в черноту и снова приходил в себя и снова все исчезало…

Потом  я оказался в своей квартире. Благодаря полицейским, которые вняли моим мольбам и отвезли меня домой. Мой компьютер стоял на моем столе, он был включен, и когда я дотронулся до мышки, на экране  появилось мое письмо. То самое письмо, которое я написал в минуту душевной слабости. В котором я лгал насчет другой женщины, чтобы…
Зачем я его написал? Зачем? Зачем я это сделал?
Да, и это письмо было отправлено. Я посмотрел на дату. Семь дней назад!
Где я был все это время? И что произошло с нею?
Я увидел, что на столе лежит толстый запечатанный пакет с надписью «тридцать сребренников» и включенный в сеть мой мобильный телефон. Я дотронулся до него, и на экране сразу появилась надпись «Непринятые сообщения – 13».
Одно из них было от любимой женщины!
Боже мой! Лучше бы я его не читал! Там было одно лишь слово…
Я схватил пакет, бросился к окну, ледяной воздух со снегом ударил по лицу,  и выбросил его на улицу. Потом нашел веревку, привязал ее к чему-то, сделал петлю, набросил ее себе на шею… и  сам выбросился из окна…
И увидел летящий на меня белый снег…
Что было потом, ничего не помню…
И как белый снег превратился в  белый потолок и  белые простыни, не знаю…
Сознание вернулось ко мне только через несколько месяцев.  И вместе с ним боль о содеянном и о невозможности отомстить… Кому? Патрону? А был ли это он? Я его голоса никогда не слышал. И за что? Ведь я сам, сам все написал! Кому понадобилось, чтобы мое идиотское письмо попало к любимой? Кто мне задавал вопросы? Ума не приложу! Мистика! И вот лежу я, парализованный и немощный… И только я один во всем этом виноват… И нет желания жить… хочу заснуть… уйти от стыда и позора…

Первый, кому я это рассказал, но с большими купюрами, оказался  мой сосед по палате в сумасшедшем доме.  Я  ни слова не сказал о том человеке, которого я назвал «патроном». Сосед  слушал меня очень внимательно. Даже очень внимательно. И не перебивал.  Он  даже подсел поближе ко мне: чтобы было лучше записывать мои слова на спрятанный в кармане магнитофон.
И еще об одном я соврал: о том, что не хочу жить… Пусть думают, что я готов наложить на себя руки с горя… Я так искренне говорил об этом, что мой сосед проникся ко мне большой симпатией и сказал, что это самый лучший выход. Вскоре его выписали и он по-дружески попрощался со мной. Очень по-дружески. Фальшиво.
Наложить на себя руки? Нет! Вот это и был бы самый большой грех. И более того, я не мог предстать перед Господом, не сделав то, что я должен сделать. Я уже проверил, мои ноги уже начали двигаться. Современная медицина делает чудеса!
И однажды ночью я бежал…
И исчез! Пропал! Бесследно! И кому надо  наверняка доложили, что я покончил жизнь самоубийством…
Слава Богу, в нашем городе теперь много мест, где можно спрятаться…
И еще больше возможностей отомстить...
Но есть только одна возможность объяснить моей возлюбленной, что произошло…
Иногда я подхожу к ее дому и тайком смотрю, как она возвращается с работы. И всегда поздно. Она устало выходит из машины, опустив голову, и сразу уходит в подъезд. Я смотрю на ее силуэт, и все обрывается во мне…
И только однажды, – был яркий солнечный день, – она долго-долго посмотрела туда, в тень деревьев, где я прятался, и я увидел в ее лице и страдание, и ожидание…
Поэтому я и написал этот  рассказ…
С надеждой, что ваш журнал его напечатает, а любимая прочитает…
И тогда я смогу осуществить свою месть. Я уже нашел того парня, который меня толкнул к женщине!
Оказывается, когда очень хочешь, то можно найти и иголку в стогу сена, не то что человека в огромном городе».
 

 Сегодня к этому рассказу я могу приписать послесловие.
Выброшенный пакет я нашел весной в сугробе.   Я  хорошо помнил    место, где упал из окна,  видел, как  тает, чернея,  сугроб и меня не покидала надежда, что  он еще мне пригодится.
Мой друг  встретился с тем, кто издевался надо мной. И передо мной лежит диктофон с записью рассказа  этого ублюдка, сделанного под воздействием «агента откровения».
Я не тороплюсь его распечатать. И этому есть причины. Но это будет другая история. И поверьте мне,  история с хэппи эндом!
А Любимая моя   живет счастливо.
Как так получилось? Очень просто.
Добрая  душа, душа Любящая всегда почувствует интуитивно подлость и сделает то, что  только Она может сделать…
Любите – и будете Любимой!
Любите – и будете Любимым!

 

Николай Сологубовский, Милан, 2018 года




0
0
0



Комментировать

Введите ваш комментаpий

Введите код с картинки